Небо над Берлином


Небо над Берлином / Der Himmel über Berlin, 1987



Вы! Вы, кого мы так любим: вы не видите нас, вы не слышите нас, вы считаете, что мы от вас так далеко, а ведь мы так близко!
 
   Ради чего можно пожертвовать бессмертием? Вим Вендерс знал ответ на этот вопрос, и снял свой лучший фильм-притчу «Небо над Берлином».

   Два ангела Дамиэль и Кассиэль живут в Берлине. Невидимые для людей, они между тем читают их мысли, записывая наиболее интересные, чтобы потом пересказать их друг другу, наблюдают за их жизнями, иногда подсказывая и помогая, ведут философские беседы в своем обреченном на вечность черно-белом мире. Но о чем бы они говорили друг с другом, если бы не было того, другого измерения, где любая вещь имеет цвет, к которой можно прикоснуться и ощутить ее тепло или холод. Мира, где живет Марион, где бродят падшие ангелы, отказавшиеся от бессмертия, ради.... ради чего?
Я не вижу тебя, но знаю, что ты здесь. Чувствую. С самого приезда я ощущаю, что ты болтаешься где-то поблизости. Хотел бы я увидеть твоё лицо, заглянуть тебе в глаза, сказать тебе, что здесь хорошо. Хорошо просто к чему-то прикоснуться. Вот – прохладно, приятно...
Покурить, выпить кофе. А сделать это одновременно – просто фантастика.
   Ангелы видят этот мир черно-белым, и этот мир по умолчанию чище и возвышеннее того, цветного, которым он станет после падения Дэмиэля. Или, может быть, взлета? Мир, лишенный чувств и страданий — может ли он быть совершенным? И кто может привести неопровержимые аргументы о природе совершенства? Вечность, знание, чистота против недолговечности, слабостей и страстей. Замшелые камни покинутых городов, километры рукописей, большая часть которых так и останется достоянием библиотек и хранилищ древностей, бесполезно прожитые в уединении и молитвах тысячи жизней. Против невыносимо короткого расцвета жизни, неведения или отрицания того факта, что любое происходящее событие можно подчинить какой-либо теории или закону, разрывающих душу страданий и упоительных моментов счастья. Что более совершенно и что в итоге склоняет одну из чаш весов?
   Я часто задаю себе вопрос «хочу ли я жить вечно?» Наверное, такой же вопрос хотя бы раз в жизни задавал себе каждый. Жить вечно - значит видеть расцвет и падение империй, впитывать многовековую мудрость и знать ответы на все вопросы. И одновременно с этим отказаться от чувств и красок несовершенного бытия. Разделить короткую земную жизнь с любимым человеком или прожить все эпохи мира в одиночестве.
Не знаю, существует ли судьба. Но я знаю, что существует возможность принять решение.
   За что люблю этот фильм (если вообще можно применить выражение «за что»), перефразирую - «на чем заострять внимание»:
Визуальный ряд. Черно-белый Берлин, такой, каким его уже никому не увидеть. Через пару десятилетий после выхода фильма, я бродила по Берлину, пытаясь уловить атмосферу, ища обрывки-кадры-символы. Не нашла. Остались только попавшие в кадр достопримечательности.

Сцена в библиотеке. Ну это надо просто смотреть. Без комментариев.

Контраст отстраненности и проникновенности в ходе изменения сюжетной линии. От холодного к теплому, от черно-белого к цветному. Причем контраст ощущается кончиками пальцев, до дрожи....

Работа сценариста (изумительные монологи Петера Хандке).
Когда ребёнок был ребёнком, он однажды проснулся в чужой постели, а теперь это происходит с ним постоянно.
… тогда многие люди казались ему красивыми, а теперь лишь некоторые.
… он имел ясное представление о рае, а теперь он о нём лишь догадывается.
… тогда он не думал о небытие, а теперь трепещет перед ним.
когда я была в Берлине, я почувствовала. Вообще очень ждала встречи с этим городом.
Фильм - один из самых любимых. Хочется еще что-то такое написать, чтобы показать, насколько сильно мне нравится это кино. Но просто поверьте. Для меня фильм очень бесконечно глубок. Получается, земная любовь, как важнейшее проявление жизни, стало тем, что ангела превратило в человека.
Говорят, среди его героев есть мое альтер-эго.